История медицины
О проекте   |     Контакты    |   
Поиск   

Стоматология и зубоврачевание // Судебная стоматология // Судебная стоматология в России в XX столетии

Последователем Г.-З. И. Вильги в области судебной стоматологии был Г. А. Маслов (1862—1927), видный профессородонтолог России.

Григорий Алексеевич Маслов, закончив Симферопольскую гимназию, поступил на медицинский факультет Харьковского университета, закончив который, в 1889 г. получил звание старшего лекаря и уездного врача. Через полгода он поступил сверхштатным ординатором в хирургическую клинику В. Ф. Груббе. Выдержав экзамен на степень доктора медицины, Г. А. Маслов в 1896 г. защитил диссертацию «Материалы к вопросу о морфологии и развитии кровяных телец».

В течении последующих трех лет Г. А. Маслов работал в Баку, в Михайловской больнице, где стал заниматься зубоврачеванием. Вернувшись в Харьков, он стал преподавать дентиатрию в частных зубоврачебных школах. В 1905 г. он сделал доклад «Краткий курс судебной одонтологии», вышедший отдельной книгой, в которой он не только подчеркнул значение исследований Г.-З. И. Вильги, но и значительно дополнил их. Насущность подобной работы была вызвана интересом одонтологов к проблемам судебной медицины. В 1916 г. Г. А. Маслов был избран доцентом по одонтологии, в 1919 г. — профессором Харьковского университета. В 1919 г. он организовал и до 1921 г. руководил кафедрой одонтологии медицинского факультета Харьковского университета.

Лекция профессора А. Н. Крюкова

После Октябрьской революции была создана государственная система судебно-медицинской экспертизы, которая оказывала помощь не только судебно-следственным органам, но и органам здравоохранения. 11 июля 1918 г. в Народном комиссариате здравоохранения РСФСР был образован подотдел медицинской экспертизы, в том числе и судебно-медицинской. Такие же отделения были организованы в губернских отделах здравоохранения. В 1920 г. были учреждены должности губернских, городских и районных судебномедицинских экспертов и губернские судебно-медицинские лаборатории. В постановлении о правах и обязанностях государственных медицинских экспертов, изданном в 1919 г., и в Положении о судебно-медицинских экспертах, принятом в 1920 г., эксперт фигурировал как научный судья фактов и наделялся несвойственными ему следственными функциями, которые были устранены в последующем законодательстве.

В 1922—1923 гг. были введены в действие Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР. Последний определил процессуальное положение судебно-медицинской экспертизы, а также выделены права и обязанности судебно-медицинских экспертов на предварительном и судебном следствии. В 1928—1929 гг. Наркомздравом и Наркомюстом РСФСР были утверждены Правила определения тяжести телесных повреждений и Правила судебномедицинского исследования трупа.

За годы Советской власти в России была создана разветвленная сеть судебно-медицинских учреждений. В 1932 г. в Москве был создан Научно-исследовательский институт судебной медицины, координирующий научно-практические и организационнометодические взаимоотношения судебно-медицинских учреждений всех союзных республик. В 1934 г. были изданы Положения о производстве судебно-медицинской экспертизы, а в 1937 г. утверждена должность Главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР.

Важную роль в развитии судебной медицины играло постановление СНК СССР от 4 июня 1939 г. «О мерах укрепления и развития судебно-медицинской экспертизы».

В годы Великой Отечественной войны отечественные судебные медики, военные и гражданские, активно участвовали в расследовании злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В 1952—1953 гг. были изданы новая Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы а СССР и положение о республиканских, областных, краевых бюро судебно-медицинской экспертизы. С 1958 г. стал издаваться журнал «Судебно-медицинская экспертиза», способствующий распространению научных достижений в области судебной медицины.

Большой вклад в разработку научных проблем судебной медицины и подготовку научных и экспертных кадров внесли профессора М. И. Авдеев, Н. В. Попов, В. М. Смольянинов, В. И. Прозоровский, В. Ф. Черваков, М. А. Бронникова, И. Ф. Огарков, О. Х. Поркшеян, А. П. Громов, В. В. Томилин, В. Н. Крюков, Л. М. Бедрин, А. А. Солохин, Г. А. Пашинян, С. А. Корсаков, В. И. Алисиевич, В. В. Жаров, В. О. Плаксин, Ю. И. Пиголкин, П. О. Ромодановский, Е. С. Тучик и др.

В настоящее время порядок производства судебно-медицинской экспертизы в России утверждается приказами МЗ РФ после согласования с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным судом РФ и Министерством внутренних дел. В «Инструкциях» и «Положениях» сформулированы цели и задачи судебно-медицинской экспертизы, разработаны законодательные документы, определяющие ее функционирование, структура и соподчиненность подразделений экспертизы, дана общая характеристика объектов, входящих в компетенцию судебно-медицинской экспертизы и другие данные.

Судебно-медицинская экспертиза производится в бюро судебно-медицинской экспертизы, находящихся в ведении республиканских (в составе РФ), областных, краевых и городских органов здравоохранения.

13 марта 1995 г. приказом № 51 министра здравоохранения и медицинской промышленности РФ с целью совершенствования судебно-медицинской экспертизы, усиления взаимодействия с правоохранительными органами РФ и углубления научноисследовательской и экспертной работы был создан Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы Минздравмедпрома РФ, в состав которого вошли Научно-исследовательский институт судебной медицины и Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ РФ.

10 декабря 1997 г. вышел приказ № 407 МЗ РФ «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз», включающий в себя правила, разработанные по отношению к отдельным видам экспертиз, которыми руководствуются судебномедицинские эксперты в повседневной работе. 22 апреля 1998 года был издан приказ № 131 МЗ РФ «О мерах по совершенствованию судебно-медицинской экспертизы», включающий в себя инструкции и положения о судебно-медицинской службе Российской Федерации.

В советские годы зубоврачевание поднялось на новую ступень развития и выделилось в стоматологию, которая стала самостоятельной медицинской дисциплиной. Подготовка врачейстоматологов стала составной частью высшей медицинской школы, были организованы стоматологические институты, факультеты, научно-исследовательские стоматологические институты.

Развитие и становление стоматологии не могло не отразиться на судебно-медицинской экспертной деятельности, основанной на специальных знаниях в этой науке и создании судебной стомато- логии.

В 1928 г. в журнале «Одонтология и стоматология» была опубликована статья И. Я. Бычкова «Судебная одонтология», в которой были подняты актуальные научные и организационные вопросы этого вида экспертизы. Автор показал большие экспертные возможности, которые открывает судебная одонтология для идентификации личности, возраста, профессии по стоматологическому статусу, а также по отпечаткам и следам зубов. Среди других одонтологических экспертиз были рассмотрены случаи привлечения к уголовной ответственности зубных врачей и зубных техников в связи с профессиональными правонарушениями. Большое внимание автор уделил подготовке специализированных экспертных кадров, справедливо отмечая, что если судебный медик недостаточно осведомлен в вопросах одонтологии, то зубной врач вообще не имеет подготовки по судебной медицине, изучение которой должно стать самостоятельным разделом в общей системе образования одонтолога.

В последующие десятилетия, по мере дальнейшего развития стоматологии и расширения экспертной деятельности, в научных исследованиях, статьях и монографиях освещались узловые проблемы судебно-стоматологической экспертизы, авторами которых выступали как судебные медики, так и стоматологи.

Вопросам судебно-стоматологической травматологии были посвящены диссертационные исследования судебных медиков Н. П. Пырлиной «Судебно-медицинская оценка повреждений лица» (1951), А. Ф. Рубежанского «Материалы к судебно-медицинской экспертизе переломов костей челюстно-лицевой области и повреждений зубов» (1960), Г. А. Ботезату «Судебно-медицинская экспертиза повреждений и потери зубов у лиц с предшествующими заболеваниями зубной системы» (1966). В данных исследованиях была представлена судебно-медицинская статистика повреждений мягких тканей лица, челюстно-лицевых костей и зубов, а так же освещены основные экспертные критерии определения степени тяжести телесных повреждений.

Механизмы травмы нашли широкое отражение в монографиях В. Н. Крюкова «Механизмы переломов костей» (1971), «Механика и морфология переломов» (1986), «Основы механо- и морфогенеза переломов» (1995), а также в трудах крупных отечественных челюстно-лицевых хирургов: А. Э. Рауэра «Переломы челюстей и повреждения мягких тканей лица» (1932; 1936; 1940; 1947), Н. М. Михельсона «Челюстно-лицевые повреждения и их лечение» (1947), «Повреждения лица и челюстей и их лечение» (1956), В. С. Дмитриевой «Переломы челюстей мирного времени и их ле- чение» (1966) и др.

В докторской диссертации и монографии «Применение трупного хряща в клинике» (1946) Н. М. Михельсон обобщил опыт использования трупного хряща для свободной пересадки, тем самым хирурги получили доступный материал, легко поддающийся обработке, для замещения дефектов твердых тканей. Разработка методов пластической хирургии челюстно-лицевой области была особенно актуальной в послевоенные годы, так как много раненых нуждались в сложных восстановительных операциях на лице. Большой опыт, накопленный в клинике, был обобщен Н. М. Михельсоном и А. Э. Рауэром в руководстве «Пластические операции на лице» (1943,1946). За эту книгу, содержащую результаты научных исследований и описание новых, оригинальных методов хирургических операций, получивших широкое применение в практике, в 1946 г. авторам была присуждена Государственная премия СССР.

До настоящего времени не утратили своей актуальности монография Н. М. Михельсона «Повреждения лица и челюстей и их лечение» (1956) и статьи на эту тему, в которых рассматривались вопросы лечения гранулирующих ран, первичной кожной пластики, свободной пересадки кожных лоскутов и др. Больные с травматическими дефектами челюстно-лицевой области страдают от нарушения речи, жевания и др., концентрируя особое внимание на эстетической стороне. Больные становятся раздражительными. У некоторых из них отмечается своеобразная психопатизация личности. Н. М. Михельсон отмечал, что «даже маловидный для постороннего глаза рубец часто служит предметом внимания и тревоги для больного. Последний часто придает большое значение наружному виду самого рубца, чем тем подчас тяжелым нарушениям функции какого-либо органа, которые вызваны данным рубцом» (1957). Н. М. Михельсон рассматривал пластику кожного покрова лица как срочную операцию, выполнение которой необходимо уже при первичной хирургической обработке раны.

П. П. Львов (1884—1946)

Проблемам восстановительного лечения была посвящена докторская диссертация А. А. Къяндского «Остеопластическое восстановление травматических дефектов нижней челюсти» (1938), а также докторская диссертация Е. С. Малевича «Применение костных аутотрансплантантов из трупной нижней челюсти для замещения её дефектов у человека» (1959). Работы по ранней пластике лица после травмы были обобщены в 1944 г. в докторской диссертации М. В. Мухина «Ранние пластические операции при дефектах мягких тканей лица после огнестрельных ранений».

Немаловажное значение для судебной медицины имели работы многих выдающихся отечественных стоматологов. В 1927 г. впервые в отечественной специальной литературе А. А. Лимберг предложил методы закрепления отломков при переломах челюстей. Этому был посвящен раздел «Повреждения скелета и мягких частей лица и полости рта» в руководстве А. Л. Поленова «Основы практической травматологии». Этот труд А. А. Лимберга стал основополагающим для отечественной челюстно-лицевой травматологии.

В 1938—1939 гг. двумя изданиями вышел первый в СССР учебник по хирургической стоматологии А. А. Лимберга и П. П. Львова. В главе по травматологии были подробно раскрыты механические, термические и химические виды повреждений тканей челюстно-лицевой области. Вслед за учебником вышли книги А. А. Лимберга «Шинирование при переломах челюстей» (1940) и «Огнестрельные ранения лица и челюстей и их лечение» (1941). Труды ученого уже в 20—30-е годы ХХ столетия заложили основы современного учения о лечении повреждений тканей лица, а в 40-х годах ХХ века травматология челюстно-лицевой области оформилась как один из основных разделов хирургической стоматологии.

А. А. Лимберг (1894—1974)

Исследования Д. А. Энтина были посвящены вопросам военной стоматологии. Его работа «Военная челюстно-лицевая хирургия» (1941), в которой было указано на необходимость расширения показаний к анестезии как лечебному воздействию при обработке челюстнолицевых повреждений, имела большое значение. В работе «Организация помощи и лечение челюстно-лицевых раненых на разных этапах эвакуации во время боевых операций в 1939 и 1940 гг.» (1940) Д. А. Энтин отмечал, что из всего количества раненых в челюстнолицевую область в 63% случаев специальная помощь оказывалась в войсковом районе.

Д. А. Энтин (1888—1957)

В работах «Помощь на фронте раненым в челюсть» (1940), «Стоматология в Отечественной войне» (1942), «Современные методы лечения огнестрельных переломов челюстей» (1943) автор поделился опытом и методами лечения, выдвинув комплекс задач по улучшению этого вида помощи.

Работы А. Е. Верлоцкого «Оказание неотложной помощи при челюстно-лицевых повреждениях» (1942) и «Пластика нижней губы и подбородка» (1945) освещали вопросы механизма, клиники и последствия повреждений лица и зубочелюстного аппарата. Вопросам восстановительного лечения были посвящены монография Б. Е. Франкенберга «Восстановительная хирургия лица» (1936) и ряд его научных работ: «О сроках и принципах первичной обработки ран при огнестрельных разрушениях лица» (1945), «Новый способ закрытия слюнных свищей огнестрельного происхождения» (1946), «Первичное лечение и восстановление разрушенной кожи лица при ожогах» (1949), а также докторская диссертация Ф. М. Хитрова «Пластика носа филатовским стеблем после огнестрельных повреждений» (1949).

Кандидатская диссертация А. В. Коваля «Лечение челюстных переломов» (1950) посвящена как вопросам лечения, так и диагностике переломов челюстей. В 1946 г. была защищена кандидатская диссертация М. В. Костылева «Оперативное лечение рубцовых контрактур нижней челюсти».

Н. И. Агапов (1883—1966)

В 1959 г. Н. И. Агапов, в монографии «Восстановительная хирургия лица», поделился своим многолетним опытом лечения ранений в челюстно-лицевую область. В 1961 г. вышла в свет монография К. И. Бердыгана «Клиника и лечение повреждений челюстнолицевой области», а кандидатская диссертация В. В. Дадальяна «Специализированная помощь при огнестрельных повреждениях челюстно-лицевой области в Армейском районе (Карпаты)» (1958) стала обобщением фронтового опыта автора.

Последствия огнестрельных ранений лица были описаны в кандидатской диссертации Д. Л. Корытного «К вопросу об отдаленных последствиях огнестрельной травмы челюстно-лицевой области» (1960).

Вопросам пластической хирургии были посвящены работы профессора Г. Р. Курбатова: «Восстановительные операции при отрыве и деформации подбородочной области огнестрельного происхождения (1948), «Устранение тотального носа по способу, предложенному автором» (1952), «Материалы к изучению восстановительной хирургии лица» (1956), «Травматизм челюстей и его лечение» (1956), «Лечение огнестрельных ранений лица по принципу ранней пластики» (1958) и др.

А. И. Рыбаков (1917—1993)

 

Интересные данные содержатся в докторской диссертации М. Ф. Даценко «Патология и терапия заболеваний и повреждений челюстно-лицевой области» (1962) Большое значение имели работы В. С. Дмитриевой «Хирургическое лечение рубцов лица и шеи после термических и химических ожогов» (1953), «Хирургическое лечение рубцов лица и шеи после ожога» (1955), «Хирургическое лечение ран челюстно-лицевой области при остром лучевом поражении в эксперименте» (1959), В. С. Дмитриевой и А. И. Рыбакова «Лечение травмы челюстно-лицевой области при острой лучевой болезни в эксперименте» (1962).

Для судебной медицины интересны работы профессора Г. М. Иващенко, который научную деятельность начал в действующей армии во время Великой Отечественной войны. Его работа «Огнестрельные ранения нижней челюсти и смежных областей» выполнена именно в это время. Он участвовал в составлении VI тома «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». В 1953 г. Г. М. Иващенко защитил кандидатскую диссертацию «Задушение как осложнение при огнестрельных ранениях и повреждениях лица и челюсти», а в 1963 г. — докторскую диссертацию «Анатомические особенности огнестрельных ранений мягких тканей и костей лица».

Г. М. Иващенко (1911—1984)

В 1951 г. Б. Д. Кабаковым была защищена кандидатская диссертация «Огнестрельные ранения и повреждения мягких тканей лица и их лечение по опыту Великой Отечественной войны», а в 1960 г. — докторская диссертация, материалы которой были положены в основу изданной в 1963 г. монографии «Костная пластика нижней челюсти».

В книге Б. Д. Кабакова и В. А. Малышева «Переломы челюстей» (1981) приведена характеристика переломов челюстей, сочетающихся с повреждениями других областей тела (политравмы), проанализированы ошибки и осложнения при лечении переломов челюстей. Авторы предложили классификацию причин повреждений в зависимости от причин травмы: транспортные, спортивные, бытовые и переломы от воздействия других причин. В работе рассмотрена симптоматика переломов, методы клинического и рентгенологического обследования больных, методы лечения с сочетанными повреждениями челюстей и других областей тела, вопросы специального ухода и лечебного питания. Авторы проанализировали ошибки и осложнения в период стационарного лечения и при амбулаторном долечивании.

Повреждения челюстно-лицевой области были обобщены в докторской диссертации Т. М. Лурье «Материалы к изучению повреждений челюстно-лициевой области в мирное время (по данным лечебных учреждений страны)» (1970).

Особо следует остановиться на деятельности заслуженного деятеля науки РСФСР, доктора медицинских наук, профессора В. Ю. Курляндского (1908—1977), 25 лет заведовавшего кафедрой госпитальной ортопедической стоматологии ММСИ.

Ученый оставил большое научное наследие, которое не утратило актуальности до настоящего времени. Его труды «Функциональная патология зубочелюстной системы», «Протезирование беззубых челюстей», «Функциональный метод лечения огнестрельных переломов челюстей», «Зубочелюстные аномалии у детей и методы их лечения. Ортодонтия» и многие другие, являются основополагающими в развитии стоматологии. Нет раздела в ортопедической стоматологии, которым В. Ю. Курляндский не уделял бы должного внимания.

Ученым написано более 250 научных работ, 40 из которых — монографии, получено 42 авторских свидетельства на изобретения.

В. Ю. Курляндским основана научная стоматологическая ортопедическая школа. Под руководством ученого защищено 104 кандидатских и докторских диссерта- ций.

В 2001 г. увидела свет, не опубликованная ранее, монография В. Ю. Курляндского и Б. С. Свадсковского «Аспекты судебно-медицинской экспертизы в ортопедической стоматологии». Рукопись находилась в архиве ученого и была после его смерти издана его учениками В. Ю. Курляндского. Соавтором В. Ю. Курляндского был известный судебный медик, профессор Б. С. Свадковский — заведующий кафедрой судебной медицины ММСИ. Подобных работ до того времени не было и издание этой монографии было очень своевременным и полезным не только для судебных медиков, но и врачей — стоматологов. Авторы — врач-стоматолог и судебный медик представили современное состояние судебной стоматологии и судебностоматологической экспертизы с позиций ортопедической стоматологии.

Б. Д. Кабаков (1923—1988)

Монография состоит из шести глав. В первой главе рассмотрены вопросы об основных видах, конструктивных и технических особенностях зубных протезов и дана их экспертная оценка. Во второй главе описаны зубопротезные материалы и их экспертная оценка. Третья глава посвящена вопросам клинического протезирования и экспертной оценке ненадлежащего оказания медицинской помощи. В четвертой главе содержатся сведения о идентификации личности по зубному протезу и другим экспертным вопросам, разрешаемым при исследовании зубных протезов. В пятой главе изложены данные о повреждениях мягких тканей лица и их экспертной оценке. И в шестой главе даны экспертные установления профессиональной причастности стоматолога и зубного техника к изготовлению зубного протеза.

Интерес к судебно-медицинской экспертизе просматривается и в статьях В. Ю. Курляндского и Б. С. Свадковского «Судебно-медицинские аспекты с точки зрения стоматолога» («Судебная стоматология» под ред. Б. С. Свадковского. ММСИ. М., 1973, № 17), «Проблемы и перспективы развития судебномедицинской стоматологии» («Судебномедицинская экспертиза». М., 1973, № 1, с. 9), «Современные проблемы и перспективы развития судебно-стоматологической экспертизы» («Судебно-медицинская экспертиза», 1973, №2, с. 6—9)

В. Ю. Курляндского (1908—1977)

Проблемам идентификации личности по стоматологическому статусу, следам и отпечаткам зубов посвящен раздел в монографии В. И. Пашковой «Очерки судебно-медицинской остеологии» (1963), а также диссертационное исследование Г. Л. Голобородского «Судебно-медицинское и криминалистическое значение зубов человека и их следов» (1950). Дефекты медицинской деятельности и некоторые вопросы уголовной ответственности зубных врачей и врачей-стоматологов за профессиональные правонарушения нашли отражения в монографиях крупных отечественных стоматологов И. М. Старобинского «Ошибки в зубоврачебной хирургии» (1927) и А. И. Рыбакова «Ошибки и осложнения в терапевтической стоматологии».

В середине ХХ столетия в зарубежной стоматологии и судебной медицине появились стремление выделить судебно-медицинскую стоматологию в самостоятельный раздел общей стоматологии (Keiser—Nielsen, 1971). Отечественные ученые рассматривали и рассматривают судебную стоматологию, как новый самостоятельный раздел судебно-медицинской науки и практики (Б. С. Свадсковский, 1972; Б. С. Свадсковский, В. Ю. Курляндский, 1973). В 1961 г. в Дании было основано Скандинавское научное общество судебных стоматологов, целью которого была популяризация судебной стоматологии среди стоматологов, судебных медиков и сотрудников полиции, а также привлечение к изучению ее проблем широкого круга специалистов. В настоящее время членами общества являются эксперты-стоматологи и судебные медики многих стран Европы, Азии, Африки и Америки. Общество издает информационные бюллетени (News Letter), в которых содержатся сведения о судебной стоматологии, содружественной деятельности с Интерполом, информация о съездах и конгрессах, научных и практических исследованиях по стоматологической экспертизе, и библиографии мировой литературы.

На международных конгрессах по судебной медицине обсуждаются вопросы и судебной стоматологии.

На V-й конференции, состоявшейся в Канаде (Торонто, 1969), были заслушаны три доклада по судебной стоматологии: KeiserNielsen «Необходимый минимальный набор признаков при идентификации личности по зубам»; Tolderlund «Рентгенологическое исследование при идентификации личности по зубам» и Suzuki Tsuchihashi «Попытка идентификации личности по отпечаткам губ». На II-м Всемирном симпозиуме по судебной медицине (Вашингтон, 1970) было заслушано несколько докладов по судебной стоматологии, среди них сообщения Могris «Ответственность зубного врача» и Krefft «Цели и проблемы судебно-стоматологической экспертизы при авиационных катастрофах».

На заседании европейского отделения Международной федерации стоматологов (Вена, 1967) профессор Keiser-Nielsen выступил с обзором посвященным становлению, современному состоянию и перспективам развития судебной стоматологии. В принятой по этому докладу резолюции было рекомендовано ввести судебную стоматологию в программу подготовки врачей-стоматологов и высказано пожелание о разработке универсальной системы описания зубов. В решении 56-й генеральной ассамблеи Международной федерации стоматологов (Варна, 1968) было отмечено, что судебная стоматология достигла такого уровня, при котором она может быть включена в учебные планы подготовки стоматологов и зубных врачей. Помимо того, была отмечена целесообразность введения аспирантуры по этой специальности. На 57-й конференции Международной федерации стоматологов (Нью-Йорк, 1969) состоялись доклады по судебной стоматологии: Pedersen «Основные вопросы в практике судебной стоматологии»; Sаl1еу «Идентификация личности по зубам в случаях массовых катастроф»; Gustafson и Johanson «Определение возраста человека по зубам»; Keiser-Nielsen «Изучение следов укусов».

Большое внимание судебной стоматологии уделяют Национальные общества стоматологов. В 1967 г. Американская академия патологии полости рта учредила Комитет по судебной стоматологии, в функции которого входят рецензирование учебников по стоматологии и разработка рекомендаций по лекционному курсу судебной стоматологии. Британская ассоциация стоматологов (1968) и 21-й Испанский конгресс стоматологов (1969) обсудили проблему идентификации личности по стоматологическому статусу.

В 1969 г. в Королевском медицинском обществе в Лондоне профессор Simpson прочитал доклад «Судебные аспекты стоматологии», а в 1970 г. на конференции этого общества профессор Miles продемонстрировал препараты по судебной стоматологии. В 1968 г. в Швеции эксперты-стоматологи обсудили вопросы преподавания судебной стоматологии и подготовки экспертовстоматологов. Профессор Keiser-Nielsen предложил идентификационную таблицу с минимальным числом признаков при экспертизе повреждений, причиненных зубами.

Зарубежные судебные медики и стоматологи к числу основных проблем судебной стоматологии относят вопросы идентификации личности, установления пола, возраста, профессии и места протезирования по стоматологическому статусу, профессиональной уголовной ответственности медицинского персонала стоматологических учреждений, экспертизу укусов, а также процессуальные основы судебно-стоматологической экспертизы. Меньше внимания учеными уделено проблемам экспертизы повреждений мягких тканей лица, костей лицевого скелета и зубов.

В 1947 г. в Чили ввели систему маркировки зубных протезов путем вкладывания в протез жетона из алюминиевой фольги с регистрационным номером. Многие летчики, пожарные и полицейские воспользовались этим методом. По инициативе Скандинавского общества стоматологов была создана Международная ассоциация идентификации личности по стоматологическому статусу, имеющая национальные отделения во многих странах мира. Осуществлен ряд мероприятий, направленных на усовершенствование метода идентификации (единая система регистрации зубов, унификация записей зубных врачей при санации полости рта и лечебных процедурах).

В Швеции для идентификации личности официально введена маркировка зубных протезов. В стоматологической клинике Копенгагена проведена регистрация зубов датских летчиков (рентгеновский снимок зубов и челюстей и 3 черно-белые фотографии полости рта). Предполагается провести такую регистрацию и других контингентов наделения с использованием цветной фотографии.

Fiala (Чехословакия, 1968) в докторской диссертации «Идентификация личности по расположению зубов» описал индивидуальные особенности зубов, методы их регистрации, определения возраста по зубам, обследования следов укусов, вскрытия полости рта трупа и др., а также разработал цифровую классификацию особенностей зубов. Автор является постоянным экспертом-стоматологом при Министерстве юстиции.

Рентгенологической идентификации по стоматологическому статусу посвящена монография Neiss (Штутгард, 1968), в которой содержатся сведения о рентгенологической антропологии, применении рентгеновского исследования при экспертизе авиакатастроф (определение возраста).

В 1972 г. по инициативе кафедры судебной медицины Московского ордена Трудового Красного Знамени медицинского стоматологического института им. Н. А. Семашко (ныне Московский государственный медико-стоматологический университет) была проведена первая в СССР научная конференция по судебной стоматологии. Конференция была посвящена организационным, научным и экспертным проблемам, а также вопросам подготовки кадров экспертов-стоматологов и преподавания судебной медицины на стоматологических факультетах.

В 1974 г. состоялась вторая конференция по судебной стоматологии, на которой были рассмотрены основные научные проблемы нового раздела судебной медицины и приняты рекомендации по разработке методических писем по отдельным видам судебностоматологической экспертизы и включения в учебный план стоматологических факультетов преподавания судебной медицины в пределах компетенции врача-стоматолога.

В 1997 г. в ММСИ прошла международная конференция по судебной стоматологии. На конференции обсуждались перспективы развития судебно-стоматологических методов идентификации личности в нашей стране и за рубежом.

В работе конференции приняли участие ведущие специалисты по судебной медицине из России, Украины, Белоруссии, Молдовы, Армении, Казахстана, Литвы, а также Англии, Франции, Ливана и других стран. Среди участников были и сотрудники Бюро судебно-медицинской экспертизы ДЗ Москвы. Программа конференции была интересна не только для судебных медиков, но и для юристов, специализирующихся в области криминалистики. Доклады были посвящены вопросам идентификации личности, работы судебно-медицинской службы при крупномасштабных катастрофах, применения новых методик в судебной медицине и судебной стоматологии.

Большой интерес вызвали доклады по исследованию останков Екатеринбургского захоронения. С сообщением «Краниофациальная идентификация останков Екатеринбургского захоронения» выступил профессор С. С. Абрамов (Москва), о «Судебностоматологических исследованиях при идентификации останков царской семьи» доложил профессор В. Л. Попов (Санкт-Петербург). Вопросы касающиеся научно-организационных принципов деятельности судебно-медицинской службы при крупномасштабных катастрофах, подняли в своем докладе профессор Г. А. Пашинян и начальник Бюро СМЭ ДЗ Москвы профессор В. В. Жаров, профессор Е. С. Тучик и др.

Об использовании методов реконструкции лица по черепу с целью идентификации личности в системе МВД России доложили О. П. Коровянский и А. В. Савушкин. Доклад московского судебно-медицинского эксперта С. А. Никитина «Антропологическая реконструкция в судебно-медицинской практике» и доклады, посвященные антропологической школе профессора М. М. Герасимова (Лебединская Г. В.), исследованию ткани и реконструкции внешнего облика мумии женщины скифского периода (Балуева Т. С., Козельцев В. Л.) вызвали большой интерес.

О компьютерных методах идентификации личности сообщил профессор В. Н. Звягин (Москва). Сообщения российских ученых «Географическое распределение некоторых признаков зубной системы (применительно к идентификации личности)» А. А. Зубова и «Значение возрастных изменений признаков внешности человека в экспертной портретной идентификации» А. М. Зинина, а также «Идентификация личности визуально неопознанных тел при массовой гибели людей» Ю. И. Соседко и С. А. Аксенова (Москва) были актуальны и познавательны.

Зарубежные ученые познакомили российских коллег с организацией судебно-медицинской службы Великобритании, с проблемами встречающимися в их экспертной практике, новыми достижениями в использовании судебной фотографии и фотографической техники применительно к задачам судебной медицины, с деятельностью службы катастроф и многими другими вопросами. Особое внимание привлекли доклады P. Vanezis «Массовые захоронения в Руанде» и M. Evenot «От сбора улик до компьютерной томографии». Первое сообщение было посвящено работе экспертных комиссий при расследовании преступлений массовых репрессий и нарушений прав человека в Руанде. Во втором приводилось описание случая из практики, в котором преступление (убийство с грабежом) было раскрыто благодаря проведению комплексной экспертизы с привлечением одонтологов, судебномедицинских экспертов, баллистов, антропологов и других специалистов.

Большой интерес вызвали выступления T. Squires «Смерть (медицинские и юридические аспекты)», A. Santini «Классификация черепов по этническим признакам (использование положения подбородочного отверстия нижней челюсти)», P. Marsden, F. Martin «Немое свидетельство». В последнем докладе был приведен случай, в котором единственной уликой, изобличавшей преступника был след от укуса.

В принятой резолюции конференции всем работам как отечественных, так и зарубежных ученых была дана высокая оценка. Данная конференция показала целесообразность проведения подобных мероприятий и в будущем. Международное сотрудничество благоприятно сказывается на решении вопросов, касающихся столь важной проблемы в экспертной практике, как проблема идентификация личности.