История медицины
О проекте   |     Контакты    |   
Поиск   

Стоматология и зубоврачевание // Зубоврачевание в XVIII – первой половине XIX в. в России

Хирургическое ремесло и народная медицина подготовили почву для развития зубоврачевания в России в XVIII в. Прогрессив­ную роль в развитии производительных сил и национальной культуры в России, в укреплении централизованного феодального государства сыграли реформы Петра I, в которых значительное место было уде­лено медицинскому делу. Царствование Петра I «...было одним из тех, совершенно неизбежных в процессе социального развития эпох, когда постепенно накопляющиеся количественные изменения пре­вращаются в качественные. Такое превращение всегда совершается посредством скачков» (Плеханов Г.В., 1914–1917).

Петр I, являясь членом Парижской академии наук, имел обшир­ные знания в области техники, был хорошо знаком с естественными науками, интересовался медициной и понимал ее огромное государс­твенное значение. Знакомство царя с работами голландского анатома Ф. Рюйша оказало плодотворное влияние на развитие анатомии в Рос­сии. Посещая Голландию в 1698 и 1717 гг., Петр I слушал лекции по анатомии, присутствовал на вскрытиях и операциях. В 1717 г. он при­обрел анатомическую коллекцию Ф. Рюйша, положив начало фондам первого русского музея – Кунсткамеры (ныне Музей антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге).

Сам Петр I умело перевязывал раны, производил некоторые хирур­гические операции: пункцию живота, кровопускание, «...со временем приобрел он в том столько навыку, что весьма искусно умел анато­мировать, пускать кровь, вырывал зубы и делал то с великою охотою» (Голиков И.И., 1788–89). Он постоянно носил с собой два набора инструментов: математический и хирургический, в последнем нахо­дились пеликан и щипцы для удаления зубов. В Санкт-Петербургском музее антропологии и этнографии хранится «Реестр зубам, дерганым императором Петром I». В коллекции содержится 73 зуба, удаленных лично императором, причем большинство их относится к молярам, т.е. к группе трудноудаляемых зубов. Однако, несмотря на искривлен­ность корней, переломов не отмечено, что свидетельствует о хорошем владении техникой удаления и знании анатомии зубов (либо об отборе экспонатов коллекции самим Петром I). Следует отметить, что среди удаленных зубов наряду с кариозными встречаются и здоровые зубы, поскольку царь не утруждал себя диагностикой и удалял тот зуб, на который указывал сам больной.

Экономическое развитие России в XVIII в. сопровождалось подъ­емом русской культуры, науки и искусства. Значительные изменения произошли и в медицине. С одной стороны, по словам М.О.Коварского (1929), «толпами устремились в Россию иностранцы – всевозможные ремесленники, художники, учителя, для которых здесь открылось широкое и хорошо оплачиваемое поле деятельности по обслужива­нию народившегося у нас класса богатых дворян и купцов; среди этих иностранцев были специалисты по зубным болезням, которые и на­садили в России зубоврачевание». Очевидно, что количество их было незначительно: «В XVIII в. мы встречаем на страницах московских и петербургских «Новостей» публикации одного, редко двух зубных врачей одновременно».

С другой стороны, нехватка врачей для медицинского обслужива­ния военных, дворянства, а также работающих на фабриках и заводах, расположенных далеко от центра страны, привела к необходимости открытия сухопутных и морских госпиталей.

В подготовке врачебных кадров и развитии медицины в России XVIII в. большую роль сыграли госпитальные школы, открытые на базе этих госпиталей, выпускники которых имели, среди всего про­чего, навыки в оказании зубоврачебной помощи, а также Академия наук (1725) и медицинский факультет Императорского Московского университета (1764).

Первая госпитальная школа была открыта по указу Петра I, под­писанному 25 мая 1706 г. «за Яузою рекою против Немецкой слободы в пристойном месте... где больных лечить и врачов учить было мож­но» (Московский генеральный госпиталь, позднее – Сухопутный во­енный госпиталь им. Петра I, в наше время – Главный военный гос­питаль им. Н.Н. Бурденко). Таким образом, 1707 г. – год постройки госпиталя – можно считать датой начала отечественного высшего ме­дицинского образования.
Как писал врач и историограф московского госпиталя А.Н. Але­леков: «Это был первообраз русского, не существовавшего еще уни­верситета, правда, с одним медицинским факультетом». Об этом свидетельствует сам ход эволюции этого учреждения. В 1786 г. госпи­тальная школа преобразована в Медико-хирургическое училище, затем (в 1808 г.) в московское отделение Санкт-Петербургской медико-хи­рургической академии, в 1837 г. – в Московскую академию, которая в 1845 г. будет включена в состав медицинского факультета Император­ского московского университета.

Учащиеся госпитальных школ изучали анатомию, физиологию, оперативную хирургию, фармакологию, неврологию, зубоврачевание с челюстно-лицевой хирургией и челюстно-лицевой травматологией. В госпитале было установлено обязательное вскрытие трупов больных, умерших в госпитале. Среди анатомических препаратов встречались и образцы с патологией зубочелюстной системы, а среди инструментов находились инструменты для проведения зубоврачебных операций на голове, губах, деснах, языке. В библиотеках госпитальных школ были книги и диссертации по вопросам зубоврачевания.

Первым руководителем госпитальной школы, открытой в 1707 г. в Москве, был голландский врач Н.Л. Бидлоо (1670–1737), которо­го в 1702 г. Петр I пригласил в Россию и сделал своим личным вра­чом. Им был написан труд «Наставления для изучающих хирургию в анатомическом театре» (1710). Это настоящий учебник по хирургии с описанием различных операций, перечнем необходимых при этом инструментов и рисунками. В «Наставлениях» изложены сведения по проведению челюстно-лицевых операций на слизистой оболочке по­лости рта, на губах, твердом небе, языке, а также описаны показания и противопоказания к этим вмешательствам. В разделе «Об операции зу­бов» подробно рассматривается строение зубов, сроки прорезывания, иннервация, назначение и функция разных групп зубов, описываются различные болезни зубов. Лечение зубов заключалось в подпиливании зубов с помощью напильника, снятии зубных отложений («очищение зубов»), прижигании (при острой зубной боли). Показания к удале­нию зубов включали: «зуб гнилой», «зуб шатается», «лишний зуб».

Для лечения использовали зубной скальпель, соскабливающий скальпель, для удаления зубов – «пеликан», «овечью или баранью ногу», «репульсорий для расшатывания зубов», «зубчик», «вороний клюв», элеватор. В 1718 г. Петром I была открыта «инструментальная изба» для изготовления хирургических инструментов, где лично для него были изготовлены медицинские (в том числе зубоврачебные) инструменты. В наше время эти инструменты хранятся в Эрмитаже.

В XVIII в. стоматология в России была сугубо частным делом, почти не контролируемым государством. Зубоврачеванием в этот пери­од в России занимались выпускники госпитальных школ, цирюльни­ки, банщики, знахари. Результатом преобразовательных проектов Петра I стало появление в 1710 г. звания «зубной врач», однако с этого времени и до 1810 г. зубные врачи готовились только в порядке ученичества у дантистов-иностранцев.

 

В 1710 г. было введено звание «зубной врач», которое присваива­лось всем, кто занимался лечением зубов. Проверки знаний при этом не производилось, достаточным было заявление претендента об уме­нии лечить «страдания зубов» (Мироненко Г.С., 1998). В 1721, 1729 и 1750 гг. были опубликованы указы, запрещающие заниматься ле­чебной практикой без предварительной сдачи экзаменов и получения специального разрешения (Рашкович М., 1906). В указе Петра I от 14 августа 1721 г. «Об учреждении в городах аптек под смотрением Ме­дицинской коллегии, о вспоможении приискивающим медикаменты в губерниях, и о бытии под надзором упомянутой Коллегии госпита­лям» говорилось: «Никакой доктор или городовой лекарь не дерзает нигде практику иметь или лечить прежде освидетельствования с Ме­дицинской коллегией, понеже иногда многие неученые скитающиеся без всякого наказания дерзновенно лечат, в чем великую вреду жите­лям причинить могут». После сдачи экзамена, получив звание лекаря, они должны были уметь делать операции в малой хирургии (к которой относилось в том числе удаление зубов). Следует отметить, что в нача­ле XVIII в. в Петербурге среди всех врачей-иностранцев, практикую­щих зубоврачебную помощь, лишь трое имели официальное рареше­ние Медицинской коллегии на занятия лечебной практикой.

Помимо лекарей в России готовили также кадры среднего меди­цинского персонала – фельдшеров и цирюльников. Фельдшера обу­чались в фельдшерских школах (с 1741 г.), где получали знания по анатомо-физиологическим особенностям зубочелюстной системы, осваивали элементы зубоврачебной практики по оказанию помощи при вывихе нижней челюсти, переломах челюстей, при зубной боли, по удалению зубов. Цирюльники готовились путем ученичества у пол­ковых лекарей, а также в госпиталях и больницах. Сдав экзамен, ци­рюльники должны были уметь производить операции в малой хирур­гии, к которой относилось удаление зубов.

К концу XVIII в., в связи с возрастанием требований к подготовке врачебных кадров госпитальные школы были преобразованы в меди­ко-хирургические училища (1786), а затем в медико-хирургические академии (1798).

Главный хирург Санкт-Петербургского адмиралтейского госпи­таля М.И. Шеин (1712–1762) перевел с латинского языка на русский «Основательные наставления хирургические медицинския и рукопро­изводныя в пользу учащимся» Захария Платнера (1761), в которых подробно изложена анатомия зубов и челюстей, описаны болезни зу­бов: кариес, стираемость и расшатанность зубов и др. Причинами ка­риозной болезни в наставлениях назывались как внешние, так и внут­ренние, зависящие от общего состояния организма. Лечение кариеса было рекомендовано проводить путем очищения кариозных полостей, а корни зубов пломбировать золотом или свинцом. З. Платнер разра­ботал показания к удалению зубов, перечислил необходимый для это­го инструментарий, описал методы остановки послеэкстракционного кровотечения, пластических операций на небе, операций по поводу опухолей челюстей. Производство подобных операций подчеркивает высокую квалификацию врачей и знание элементов челюстно-лице­вой хирургии.

Большой вклад в обеспечение учащихся госпитальных школ рус­скими учебными руководствами внес выдающийся деятель отечест­венной медицины профессор акушерства Н.М. Максимович-Амбо­дик (1744–1812). Им было написано большое количество словарей по различным разделам медицины, ботаники, учебных руководств по физиологии, акушерству. Он сделал перевод с немецкого учебника И.Ф. Шрейбера «Руководство к познанию и врачеванию болезней че ловеческих наружных и внутренних» (1781), в котором описана цинга и ее проявления в полости рта, врожденные аномалии полости рта, расщелины твердого неба. Н.М. Максимович-Амбодик перевел кни­гу И.И. Пленка «Врачебное наставление о любострастных болезнях» (1790); книга посвящена клинике, диагностике и лечению сифилиса, в том числе лечению проявлений сифилиса в полости рта.

Из оригинальных работ Н.М. Максимовича-Амбодика большое значение имела его диссертация «Искусство повивания или наука о бабичьем деле» (1784–1786). Несмотря на то что работа посвящена подготовке акушеров, в ней подробно изложены болезни зубов, десен женщины в период беременности и после родов, даны основы детско­го зубоврачевания и рекомендации по сохранению зубов младенцев. В руководстве описаны такие заболевания, как молочница, заячья губа, дефекты уздечки языка. Автор отметил сроки прорезывания и выпадения молочных зубов. Лечение заячьей губы Н.М. Максимо­вич-Амбодик проводил с помощью хирургического вмешательства. Изучая этиологию и патогенез пульпитов, ученый обращал внимание на раздражение чувствительных нервных окончаний, находящихся в зубных тканях. Лечение боли, по мнению автора, может быть местным и общим, для чего он использовал слабительные соли, отвлекающие средства, при наличии кариозной полости – коричное, камфарное и гвоздичное масла и др.

Выдающийся деятель отечественной медицины А.Г. Бахерахт (1724–1806) издал монографию «Практические рассуждения о цин­готной болезни» (1786). С 1760 г. А.Г. Бахерахт руководил медицин­ской службой Балтийского флота, а с 1776 по 1800 г. был главным доктором русского флота. В своей книге он отметил значение алимен­тарного фактора в этиологии цинги, описал клинические проявления этого заболевания, для лечения рекомендовал полоскание полости рта отваром сосновых шишек и употребление лимонного и апельсиново­го соков. Воспалившиеся десны А.Г. Бахерахт иссекал хирургическим путем. На основании его работ было составлено наставление по про­филактике цинги на флоте, в котором предусматривались медицинс­кие осмотры моряков перед выходом в море. А.Г. Бахерахт был хоро­шо знаком и с практическим зубоврачеванием, оказывая бесплатную помощь неимущим. К диссертациям на зубоврачебные темы можно отнести работы Якова Европеуса «О скорбуте» (1765) – о проявлении цинги в полости рта, М.С.Крутеня «О жевании» (1765), в которой дано толкование та­кого сложного физиологического акта, как жевание, проанализирова­ны жевательная функция каждой группы мышц, языка, оценена роль слюноотделения в процессе жевания.

Несмотря на развитие зубоврачевания в XVIII в., основная масса населения была лишена этого вида врачебной помощи. Обеспеченные слои населения городов получали помощь у частнопрактикующих вра­чей (в большинстве случаев – иностранцев), неимущие пользовались услугами цирюльников, банщиков, знахарей и других лиц, не имев­ших медицинского образования; в сельской местности зубоврачебная помощь практически отсутствовала.

Широкое хождение в народе имели всякого рода рукописные «ле­чебники». Внимательный анализ их содержания указывает на то, что некоторые «рецепты» лечебников имеют европейское происхожде­ние. Составителями их нередко являлись священники, знакомые с греческим и латинским языками, поэтому наряду со всякого рода зна­харскими заговорами, экзотическими настойками и «элексирами» эти лечебники содержали и некоторые рецепты из древних римско-араб­ских переводов («Пандекта Серапиона» и др.); во второй половине XIX в. печатные лечебники уже содержали рекомендации некоторых европейских светил (Гофмана, Линнея). Известно, что болеутоляю­щие свойства ряда «лекарств» тщательно переписывались и передава­лись в семьях из поколения в поколение как фамильная тайна огром­ной ценности (Левицкий А.П., 1900).

В первой половине XIX в. рост городов обусловил необходимость организации медицинской помощи городскому населению, в том чис­ле неимущей его части. С этой целью в 1802 г. был учрежден Медико-филантропический комитет; параллельно ему с 1805 г. функциониро­вал Попечительный о бедных комитет. В 1816 г. на основе этих двух комитетов было создано Императорское человеколюбивое общест-во – ИЧО (Егорышева И.В., Гончарова С.Г., 2009). В рамках внедрен­ной им системы амбулаторного обслуживания жителей Санкт-Петер­бурга наряду с другими специалистами помощь оказывали зубные вра­чи, обязанные оказывать безвозмездную помощь нуждающимся в ней.
Следует отметить, что к этому же времени относится первая по­пытка внедрения профилактической формы общественного зубовра­чевания – проведение периодических стоматологических осмотров среди всех воспитанников Петербургских высших учебных заведений (Вагенгейм Б., 1838).
В 1809 г. начал издаваться «Российский медицинский список», со­держащий сведения о специалистах в области медицины, в том чис­ле и зубоврачевания (в первом издании этого документа числилось всего 18 дантистов – менее 1% от всех зарегистрированных врачей). Первым в этом списке значится Илья Лузгин, которого следует счи­тать одним из первых зубных врачей в России. Число дантистов, по данным «Российского медицинского списка», возрастало медленно: в 1811 г. их было 24, в 1818 г. – 29, в 1822 г. – 33, в 1824 г. – 36, в 1825 г. – 40, в 1826 г. – 44 («Высочайше учрежденная междуведом-ственная комиссия по пересмотру врачебно-санитарного законода­тельства. 3-я подкомиссия», 1914). Очевидная нехватка «зубных ле­карей» привела к тому, что в 1829 г. был принят закон, разрешавший женщинам заниматься зубоврачеванием.

Строгого разделения на «дантистов» и «зубных врачей» не было. Следует отметить, что слово «дантист» появилось в некоторых доку­ментах только в 1809 г., а термин «зубной лекарь» – в 1810 г. Дантис­ты и зубные лекари обучались путем индивидуального ученичества в кабинетах частно-практикующих врачей, в основном за границей. По мнению А.П.Левицкого (1900), лишь в начале XIX в. ряды зубных врачей-иностранцев «начинают пополняться русскими зубными вра­чами, уже в России получившими свою подготовку».

15 июля 1810 г. для медицинских чиновников были изданы утвержденные Александром I «Правила об экзаменах», которыми было введено звание «зубной лекарь», взамен прежнего – «зубной врач»; получить это звание было можно только после сдачи специального экзамена при медико-хирургической академии или университете. Экзамен сдавали по анатомии челюстей, зубов, болезням зубов, де­сен и лекарственным средствам, применяемым в зубной практике. Кроме того, необходимо было уметь делать некоторые зубоврачеб­ные операции и вставлять искусственные зубы. Норматив, однако, не требовал общеобразовательного ценза и общемедицинской под­готовки Практически требования составлялись произвольно экза­менаторами. Тип образования, вытекавший из такой системы подго­товки, носил сугубо ремесленный характер, сходный с подготовкой подмастерьев в сапожных мастерских. Учеников дантистов называли dentiducus.

С 1838 г. обучение дантистов путем ученичества получает более систематическую форму. Для получения зубоврачебной практики зуб­ным врачам и дантистам необходимо было сдать соответствующий эк­замен, при наличии «свидетельства об ученичестве». Согласно закону, «испытания на звание дантиста» требовали от соискателя:
«1. Представить утвержденное подписью местного медицинского начальства свидетельство о том, что обучался зубному врачебному ис­кусству у известнаго дантиста не менъе трех лет с хорошим успехом, и что производит разные зубные операции на живых людях с надлежа­щим искусством и знанием.
2. Выдержать испытание о строении человеческих челюстей, зубов и десен, о болезнях, в сих часто случающихся, и о способах их лечения местными средствами, единственно к употреблению дантистам доз­воленными.
3. Подвергнуться практическому испытаниию в клинике и сделать нъсколько зубных операций на мертвых телах и, если обстоятельства позволят – на живых людях» (Доклад С.-Петербургскаго одонтологи­ческого Общества по реформе зубоврачебнаго образования, 1910).

После сдачи экзамена выдавалось разрешение на тот или иной вид зубоврачебной практики в пределах России с правом или без права выписывания лекарственных средств внутрь, с правом или без права удалять зубы или только лечить, или вставлять зубы, или заниматься зубоврачебной практикой, но только в каком-нибудь одном городе.

Таким образом, в начале XIX в. государство стало тщательнее контро­лировать процесс обучения зубоврачебному делу, а следовательно, и качество стоматологической помощи. Изменение законодательства с введением образовательного ценза и обязательных экзаменов для желающих заниматься зубоврачеванием способствовало выделению одонтологии как самостоятельной области лекарской помощи.


В то же время требования программы были очень высокими (обя­зательное знание латыни), поэтому среди русских молодых людей было немного желающих заниматься зубоврачеванием. Дипломиро­ванные врачи-медики также не торопились переквалифицироваться в стоматологов, поскольку, по мнению Н.П. Аржанова (2002), им хва­тало и терапевтической практики, платежеспособный спрос на кото­рую тогда был выше, а конкуренция – еще не так сильна, как в после­дующие годы.
Согласно «Правилам врачей, фармацевтов, ветеринаров, дантис­тов и повивальных бабок», утвержденным в 1845 г., медицинские зва­ния подразделялись следующим образом:
– учено-практические (лекарь, доктор медицины, доктор медици­ны и хирургии);
– учено-служебные (уездный врач, члены врачебной управы, аку­шер и оператор, инспектор врачебной управы);
– специально-практические (дантист, повивальная бабка).

Для получения того или иного звания необходимо было держать соответствующий экзамен. Лекари сдавали экзамены по оперативной хирургии и хирургической анатомии и должны были знать все боль­шие и малые операции. Доктор медицины, кроме того, был обязан написать и защитить диссертацию. Доктор медицины и хирургии пуб­лично проводил две сложные операции. Оператору на экзамене было необходимо сделать одну сложную операцию.

Таким образом, в первой половине XIX в. было узаконено обязатель­ное выполнение лекарями операций. Лекари имели право произво­дить все операции, многие из них хорошо знали как челюстно-лице­вую хирургию, так и практическое зубоврачевание.

Дантисты и зубные лекари обслуживали зубоврачебной помощью придворную знать, высшие учебные заведения и некоторые закрытые учреждения. Имея широкую частную практику, они в основном зани­мались протезированием. Подлекари, лекарские помощники, фель­дшеры и цирюльники производили малые операции, к числу которых относилась и экстракция зубов. Эта группа медицинских работников сыграла определенную роль в практическом зубоврачевании, так как она обслуживала неимущие слои городского, сельского населения и армию.

В среде лекарей и цирюльников помимо лечебной практики велась также определенная работа по поиску новых лекарств. О порядке ут­верждения новых лечебных средств мы узнаем из журнала Медицинс­кой конторы «О разрешении штаб-лекарю надворному советнику Ни­ките Петрову Козловскому распубликовать в Московских ведомостях объявление об изобретенных им зубных каплях». В журнале записано: «По учиненной справке на основании предписания г-на гражданского генерал-штаб доктора 11 марта 1818 № 181 дозволить просителю при­печатать в Московских ведомостях объявления о изобретенных им каплях от простой гнилости зубной и в том снабдить его свидетель­ством, а представленные им капли поручить госпитальному доктору Драницыну, что и останется впредь под его наблюдением, дабы он по­добные пробы записывал в регистр, означая от кого, когда представле­ны и на самой склянке» (ЦИАМ, фонд 1, оп.1. дело № 2613).

В первой половине XIX в. зубоврачевание развивалось в рамках хирургии, поэтому сведения по вопросам зубоврачевания содержатся в литературе этого профиля.

Особую роль в развитии медицины сыграла С.-Петербургская ме­дико-хирургическая академия, в которой сформировались первые в России научные медицинские школы: анатомическая школа П.А. За­горского и хирургическая школа И.Ф. Буша.

Эти школы воспитали целую плеяду талантливых хирургов, круп­нейших ученых, прославивших отечественную медицину. Боль­шой вклад в развитие анатомии, хирургии и зубоврачевания внесли П.А. Загорский, И.В. Буяльский, Х.Х. Саломон, П.А. Наранович, Н.И. Пирогов и др.

П.А.Загорский (1764–1846), профессор Петербургской медико-хирургической академии, где с 1799 г. читал курс анатомии и фи­зиологии, основоположник научной анатомической школы, труды которого имели огромное значение для развития не только отечес­твенной анатомии, но и других медицинских наук, в том числе и зубоврачевания. В его учебнике «Сокращенная анатомия» (1802) описано строение челюстно-лицевой области: анатомия зубов, же­вательная мускулатура (ее функциональное назначение), слюнные железы, язык, даны основы кровоснабжения и иннервации челюст-но-лицевой области.

И.Ф. Буш (1771–1843) заложил основы хирургической подготовки врачей и создал первую крупнейшую отечественную хирургическую школу. С 1793 г. он заведовал кафедрой анатомии, физиологии и хи­рургии Медико-хирургического училища при Кронштадском госпи­тале, в 1797–1800 гг. – кафедрой анатомии и физиологии Калинкин­ского медико-хирургического института; в 1800–1833 гг. руководил первой в России кафедрой хирургии Петербургской МХА. Он основал научные традиции, которые подготовили стремительный взлет хирур­гии в России, связанный с именем Н.И.Пирогова.

Деятельность И.Ф.Буша имела огромное значение для препода­вания хирургии, в том числе челюстно-лицевой. Многие операции, выполненные в руководимой им хирургической клинике, относятся к области зубоврачевания. Новаторское значение имела и организо­ванная им теоретическая подготовка лекарей, обеспечившая прочные знания, в том числе в области зубоврачевания.

В 1807 г. вышло в свет «Руководство к преподаванию хирургии» И.Ф.Буша, которое выдержало пять изданий и было единственным руководством по хирургии на русском языке. В этом труде освещены вопросы зубоврачевания по терапевтической, хирургической и зубоп­ротезной помощи. Автор подробно изложил хирургию полости рта, носа, губ, щек, представил клиническую картину и лечение заячьей губы, номы, остеомиелита челюстей, эпулисов, слюнно-каменной бо­лезни. В руководстве описаны различные заболевания слизистой обо­лочки полости рта и языка: язвы, сыпи на слизистой оболочке полости рта, трещины, воспалительные заболевания языка и их лечение.

Значительное внимание в руководстве уделено удалению зубов. Разработаны показания и противопоказания к экстракции зубов, даны правила удаления зубов, представлено описание инструмента­рия, применяемого при этом, описана реплантация зубов и показания к ней. Особый интерес представляет взгляд И.Ф.Буша на этиологию, клинику и лечение кариеса зубов. Причинами возникновения кариеса он считал как общие заболевания организма, так и местные воздейс­твия К местным факторам, кроме механических причин (трещин, повреждений эмали), он относил и «зубную нечистоту», т.е. микро­бный фактор в современной трактовке. Такое понимание причин возникновения кариеса свидетельствует о замечательном научном предвидении И.Ф. Буша – он подметил все тонкости клинического проявления кариеса зубов. Касаясь вопроса распространения кариоз­ной болезни, ученый отметил, что это заболевание встречается «чаще в молодом возрасте, нежели в старости».

При лечении зубов он обрабатывал кариозные полости «радирным орудием» с последующим заполнением их коричным маслом или лис­товым золотом. При пульпите после выжигания раскаленной иглой пульпы зуба И.Ф. Буш рекомендовал пломбирование. Ученый опи­сал верхушечные периодонтиты, расшатанность зубов. В руководс­тве были изложены вопросы зубопротезирования, включая съемное, несъемное и сложное протезирование. При несъемном протезиро­вании промежуточные части он фиксировал проволокой к соседним зубам. При съемном фиксация протеза осуществлялась при помощи пружин, прижимающих его к альвеолярному отростку, или металли­ческих штифтов, которые вводились в альвеолярный отросток. При сложном протезировании он применял обтураторы из мягкой губки, кожи, серебра.

Автор подробно изложил вопросы ортодонтии: описал причи­ны неправильного прорезывания зубов, способы его исправления. К причинам неправильного прорезывания И.Ф. Буш относил не­нормальное расположение зубных зачатков, чрезмерную «узость или широту» альвеолярного отростка, раннее или позднее прорезывание постоянных зубов, травмы и осложненный кариес. Большую роль он отводил общему состоянию организма ребенка в период формирова­ния и прорезывания зубов. Неправильно прорезавшиеся одиночные зубы он исправлял их фиксацией нитками к соседним зубам. При зна­чительных аномалиях прикуса И.Ф.Буш применял направляющий ор­тодонтический аппарат.

Первое оригинальное руководство по оперативной хирургии на русском языке было написано Х.Х.Саломоном (1796–1851), учеником и помощником И.Ф.Буша. В 1829 г. Х.Х.Саломон стал ординарным профессором, а с 1833 г. и до выхода в отставку в 1847 г. заведовал ка федрой академической хирургической клиники с курсом оперативной хирургии. В некотрых разделах «Руководства к оперативной хирургии» (1840) им были описаны челюстно-лицевые операции: транспланта­ция при некоторых хирургических операциях, методика их проведе­ния, техника производства операций на голове. В 1842 г. Х.Х. Саломон был удостоен высшей научной награды того времени – Демидовской премии.

Существенный вклад в развитие зубоврачевания внес выдающий­ся анатом и хирург И.В.Буяльский (1789–1866), ученик И.Ф.Буша и П.А.Загорского, с 1825 г. – профессор Петербургской МХА. В 1828 г. были опубликованы его «Анатомико-хирургические таблицы» – пер­вый в России атлас по оперативной хирургии, в котором представлена техника производства многих операций, в том числе и зубоврачеб­ных. Им впервые в России была проведена операция односторонней резекции верхней челюсти по поводу новообразования, пластичес­кие операции – восстановление нижней губы из кожи подбородка. Деятельность И.В.Буяльского на поприще разработки медицинско­го инструментария имела большое значение для развития хирургии. И.В. Буяльский – один из первых хирургов России, применивший эфирный наркоз при производстве операций, крахмальную повязку при переломах костей, использовавший хлорную известь как средство предохранения от осложнений при операциях.

Ученик и помощник И.В. Буяльского П.А.Наранович (1801–1874) внес большой вклад в усовершенствование инструментария, в том числе и зубоврачебного. Являясь незаурядным хирургом, П.А. Нара­нович произвел большое количество операций, среди которых были и зубоврачебные: на околоушной слюнной железе, по поводу геманги­омы верхней губы.

В 1820 г. А.И.Поль (1794–1864) – профессор Московской меди­ко-хирургической академии (с 1833 г.) и Московского университета (с 1845 г.) – произвел по собственной методике резекцию нижней че­люсти при саркоме.

Н.И. Пирогов (1810–1881) – гениальный ученый, хирург и анатом, исследования которого положили начало хирургической анатомии, анатомо-экспериментальному, функциональному направлению в хи­рургии, военно-полевой хирургии, в 1847 г. спустя две недели после Ф.И. Иноземцева, провел под эфирным наркозом операцию по по­воду рака молочной железы, и первый в России применил массовый наркоз в военно-полевых условиях. Н.И. Пирогов был хирургом-но­ватором, хирургом-экспериментатором.

Он приобрел большой опыт в производстве пластических опера­ций на лице и был пионером в этой области хирургии. В 1835 г. в лек­ции по ринопластике, на основании своего богатого практического опыта ученый обосновал ценность пластических операций на лице, обеспечивающих не только ликвидацию физических недостатков, но и нормализацию психической деятельности пациента. Лекция была хорошо иллюстрирована схемами, которые демонстрировали мето­ды кожной ринопластики в зависимости от характера и степени пов­реждения, с предпочтением пластики на ножке. За 20 лет, с 1836 по 1856 г., Н.И. Пирогов сделал около 40 ринопластик (во всем мире до 1836 г. была выполнена всего 71 операция).

Н.И. Пирогов великолепно владел техникой различных операций, в том числе и в полости рта. За время работы в клинике госпиталь­ной хирургии и С.-Петербургской медико-хирургической академии Н.И. Пирогов сделал более 130 челюстно-лицевых операций (не счи­тая удалений зубов). Сюда вошло 36 резекций челюстей по поводу новообразований, 5 операций вырезывания опухолей подъязычной слюнной железы, 25 операций иссечения нижней губы по поводу рака, 7 операций по поводу заячьей губы, 1 операция по поводу кисты нижней челюсти, около 40 ринопластик, 20 хейлопластик и 1 пласти­ческая операция на лице.

Им было опубликовано большое количество научных работ, ка­сающихся зубоврачевания, многие из которых до сих пор представ­ляют интерес для стоматологов. В 1841 г. в сообщении «О резекции верхней челюсти по поводу кариеса с неблагоприятным исходом» он поделился своим опытом хирургического лечения остеомиелита верх­ней челюсти. В 1850 г. ученый доложил материалы по теме: «Операция рака гайморовой пещеры». В 1855 г. вышла в свет работа ученого «Рак нижней губы», в которой приведены результаты подробного патоло­го-анатомического исследования эпителиального рака нижней губы и описаны хирургические методы лечения этого заболевания.

Исполняя обязанности управляющего Санкт-Петербургским за­водом военно-врачебных заготовлений (бывшая «инструментальная изба»), Н.И. Пирогов создал различные типы хирургических наборов, в которых есть инструменты для челюстно-лицевых операций, зубов­рачебный инструментарий. Даже батальонные наборы Н.И.Пирогова включали ключ зубной с тремя и двумя винтами и рукояткой, щипцы зубные кривые и козью ножку. По заказу Н.И.Пирогова был сделан ранец с хирургическими инструментами, куда входили зубной ключ, аппарат для перевязки переломов нижней челюсти, Т-образная голо­вная повязка, повязка лицевая, носовая и другие предметы.

Анатомическое понятие «треугольник Пирогова» известно каждо­му современному стоматологу благодаря замечательному труду «Хи­рургическая анатомия артериальных стволов и фасций», в котором Н.И. Пирогов описал доступ к язычной артерии, лежащей в треуголь­ном пространстве.
Интересна тематика лекций, относящихся к зубоврачеванию, прочитанных Н.И.Пироговым слушателям академии:
1. «Перевязка art. carotidis, subclavie, аnonimal», 1843.
2. «О сошвении небной занавески», 1844.
3. «Об образовании искусственных губ», 1844.
4. «О подъязычной опухоли (ranula) и операции при этой болезни», 1846.
5. «О выпиливании верхней челюсти», 1847.
6. «О сшивании губ», 1848.
7. «О страдании челюстей вследствие поражения зубов», 1846, 1849, 1850, 1851.
8. «О раковидных язвах губ», 1848, 1849, 1850, 1851.
9. «О страдании желез губ», 1848.
10. «Перевязка art. carotis et lingualis», 1848.

И.П. Павлов так охарактеризовал деятельность Н.И. Пирогова: «Ясными глазами гениального человека, на самых первых порах, при первом прикосновении к своей специальности – хирургии, он открыл естественно-научные основы этой науки: нормальную и патологичес­кую анатомии и физиологический опыт и в короткое время настолько на этой почве установился, что сделался творцом в своей области».

Челюстно-лицевые операции проводили и другие хирурги. Так, в 1838 г., в отчете Московской медико-хирургической академии о 150 важнейших операциях, проведенных А.И. Овером, приведено описа­ние 5 полных и частичных «отнятий» верхней и нижней челюстей.

В первой половине XIX в. появляется много печатных работ рядо­вых русских лекарей. Среди них особого внимания заслуживает труд А.М. Соболева «Дентистика или зубное искусство о лечении зубных болезней с приложением детской гигиены».

А.М. Соболев родился в 1793 г., медицинское образование по­лучил в Санкт-Петербургской медико-хирургической академии, по окончании которой был произведен в лекари и направлен в саперный батальон. После 5 лет службы в воинских частях, он был переведен на госпитальную работу. С 1821 г. А.М. Соболев работал в госпиталях, а в 1833 г. был зачислен на должность врача медицинской полиции. Прослужив 21 год в должности рядового врача, А.М. Соболев в 1854 г. ушел в отставку.

В 1829 г. А.М. Соболев издал книгу «Дентистика», в предисловии к которой пишет, что дентистика – один из разделов медицины, тесно связанный с другими медицинскими дисциплинами и подчиненный тем же законам развития. В задачу этой науки входит профилакти­ка и лечение заболеваний зубов и полости рта. Книга А.М. Соболе-ва – это настоящая энциклопедия передовых знаний в зубоврачева­нии того времени. В ней представлены все разделы зубоврачевания: терапия, хирургия, ортопедия и ортодонтия, профилактика заболева­ний зубов.

Первая часть книги – основная – «Дентистика», включает в себя ряд разделов: «анатомическое описание зубов; разделение зубов; су­щество зубов; финифть зубов; о пользе зубов в жизни человека; о болез­нях зубов вообще; о причинах болезни зубов; простуда зубов; нечистота зубов; зубной камень; шаткость зубов; костоедица зубов; зубная боль; флюс; наросты на деснах; ноздреватость десен; десневые свищи; непра­вильное прорезывание зубов; извлечение зубов; случаи, где нужно зуб извлечь; обстоятельства, возбраняющие извлечение зубов; орудия для извлечения зубов употребляемые; трудное прорезывание зубов у мла­денцев». Одно только перечисление разделов воспроизводит картину подробного исследования автором зубочелюстной системы.
А.М. Соболев высказал мысль о единстве зубочелюстной системы и ее связи с другими частями организма. К причинам заболеваний зу­бов автор относил сырой климат, чрезмерное питание, заболевания желудочно-кишечного тракта, частое употребление сладостей, кис­лот, условия труда. Соответственно лечение зубов, по мнению автора, должно быть комплексным и включать изменение жилищно-бытовых условий, климата, работы, соблюдение диеты (свежая мясная и расти­тельная пища, лимоны, клюква, брусника, персики и т.д.).

Описывая расшатанность зубов, А.М. Соболев отмечает воспали­тельные процессы в десне как проявление цинготной болезни. При­чинами расшатанности, по его мнению, являются наследственные, алиментарные факторы и недостаток «чистого и здорового воздуха». Кроме консервативных методов лечения расшатанности зубов, автор предлагал хирургические (удаление сильно расшатанных зубов) и ор­топедические (фиксация зубов с помощью деревянных или костяных пластинок, к которым крепятся расшатанные зубы крепкой ниткой или проволокой). А.М. Соболев сформулировал показания и противо­показания к удалению зубов, способы остановки кровотечения после этой операции, перечислил необходимый при этом инструментарий (английский ключ, щипцы прямые для передних зубов и изогнутые для коренных, крючок, пеликан, козья ножка). Об обезболивании ав­тор не упоминает, на практике обезболивание будет применено после 1847 г. Из местных средств лечения А.М. Соболев рекомендовал по­лоскание дубовой корой, чернильными орешками.

При описании кариеса (костоедицы) зубов он затрагивал вопро­сы этиологии, клиники и лечения этого заболевания. В этиологии основное внимание автор придавал общим заболеваниям организ­ма, не отрицая при этом наследственных факторов, в возможность изменения которых он твердо верил. К причинам возникновения кариеса автор относил социально-экономические факторы: тяжелые жилищно-бытовые условия (сырые и темные помещения), работа на вредных производствах и т.д. Такая оценка этиологических факто­ров, вызывающих заболевание зубов, являлась прогрессивной для того времени, если учесть, что во второй половине XVIII и в начале XIX в. в Западной Европе господствовала узколокалистическая тео­рия кариеса.

В разделе, посвященном ортодонтии, излагая причины неправиль­ного прорезывания зубов и методы лечения, автор предложил класси­фикацию аномалий прикуса.

Вторая часть книги А.М. Соболева называется «Детская гигиена». В ней даны правила ухода за детьми с момента их рождения, чтобы со­хранить их здоровыми, с зубами, устойчивыми к кариесу. Основными профилактическими мероприятиями, направленными на укрепление здоровья детей, в том числе и зубочелюстной системы, автор считал соблюдение режима питания и общегигиенических правил.
В первой половине XIX в. появляется ряд переводных и ориги­нальных работ по зубоврачеванию, в их числе перевод А. Никитина (1821) с немецкого языка монографии К.Ф. Грефе по ринопластике, книги Б. Гана «Распознавание и лечение золотушной и английской болезни и трудного прорезывания зубов у детей» (1829).

В 1838 г. была издана книга «Санкт-Петербургский зубной врач», написанная зубным врачом Б.С. Вагенгеймом, иностранцем по про­исхождению, поступившим на русскую службу. Он правдиво отразил уровень зубоврачебной помощи в России в первой половине XIX в., который не уступал уровню зубоврачевания на Западе.

В книге дана краткая история зубоврачевания, анатомия, физио­логия зубов, пломбирование и протезирование зубов (в частности, фарфором), а также описаны физиологические механизмы зубной боли. Для предупреждения заболеваний зубов особое внимание автор придавал осмотру зубов, полости рта. Профилактические осмотры с последующей санацией полости рта уже тогда проводились во всех петербургских высших учебных заведениях. Б.С. Вагенгейм указал возраст, в котором целесообразно проводить санационные осмотры и определил сроки для их проведения.

О сложном положении зубоврачевателей России в середине XIX в. свидетельствуют сведения Медицинской конторы в 1853 г. о всех врачах и дантистах по Московской губернии. Отчет предназначался для Московского губернского правления и содержал перечень врачей (от докторов медицины и медико-хирургов до штаб-лекарей, лекарей, зубных врачей и «дентистов»). Сведения охватывали статистические данные по госпиталям, больницам при медицинском факультете уни­верситета, при полиции, училищах, богоугодных и благотворительных заведениях, тюрьмах и прочих местах, а также по вольнопрактикую­щим врачам – в основном дантистам. Согласно отчету во всех неком­мерческих заведениях дантисты как врачебная профессия полностью отсутствуют. Исключение составил единственный «зубной лекарь второго отделения» – обладатель Золотой медали «За усердие» Петр Лазарик, который практиковал сразу в четырех учреждениях: в Мос­ковском училище ордена Святой Екатерины, Александровском учи­лище, Московском воспитательном доме, а также при Московском театральном училище. Зато данные по московским частям (районам) уже содержат данные о вольнопрактикующих дантистах – 15 зубовра­чебных кабинетов на весь город (ЦИАМ, фонд 1, оп. 2, дело № 641).

О низкой динамике выпуска дантистов, выдержавших экзамен на медицинском факультете Московского университета, свидетельству­ют протоколы заседания Совета медицинского факультета за 1870 г. В числе успешно прошедших экзамен на звание «дентиста» насчитыва­лось всего 8 человек (5 русских и 3 инородца) (ЦИАМ, фонд 418, оп. 377, дело № 42).